vorpal_featured.jpg

Стиль «Виолле-ле-Дюк», или молодое Средневековье

Игрушкой золотой он блещет на стене,
Увы! – бесславный и безвредный.

М. Ю. Лермонтов, «Кинжал».

 

Как часто посетители нашего салона в удивлении замирают перед витринами, за стеклом которых стоят потемневшие от времени шпаги с причудливыми корзинчатыми гардами, мечи с массивными клинками, щиты, сплошь покрытые изображениями батальных сцен… «Неужели это всё – настоящее?» — недоверчиво спрашивают они. Ответ на этот вопрос не так прост. Конечно, это – подлинные старинные вещи, однако они значительно «моложе», чем кажутся.

 

Эпоха романтизма пробудила интерес европейцев к своему прошлому. Искусство готики, Ренессанса и маньеризма так или иначе присутствовало в культуре большинства европейских стран, и именно они стали основой для развития нового направления в искусстве – эклектики или историзма. Самостоятельным стилем оно так и не стало, хотя в нем с успехом использовались приёмы очень многих «больших стилей» прошлых столетий. Теоретики историзма делились на два лагеря, которые возглавляли известный английский художник и теоретик искусства Джон Рёскин и Эжен Эммануэль Виолле-ле-Дюк.

 

Виолле-ле-Дюк, крупнейший французский реставратор средневековой архитектуры и исследователь искусства Средних веков второй половины XIX века, так определял своё кредо: «Реставрировать здание не значит подновлять его, ремонтировать или перестраивать; это значит — восстанавливать его завершённое состояние, какого оно могло и не иметь никогда до настоящего времени»[1]. Эта точка зрения господствовала не только во французской архитектуре, но и оказала большое влияние на развитие декоративно-прикладного искусства. Десятки загородных поместий и родовых замков были превращены в «оплоты рыцарства»: всякий человек, гордившийся древностью своего рода, украшал стены своего замка гобеленами, копировавшими сцены из средневековой жизни, панно с кинжалами, мечами и алебардами, щитами с изображениями битв древности и рыцарскими доспехами. Фирмы, занимавшиеся производством холодного оружия и скобяных изделий, получали десятки заказов на двуручные мечи, шпаги в итальянском и французском стиле, стилеты - мизерикордии и даже на булавы, моргенштерны и арбалеты.

Влияние работ Виолле-ле-Дюка было так велико, что во Франции до сих пор образцы декоративно-прикладного искусства (в том числе и оружие), выполненные в стиле историзма, называют работами в «стиле Виолле-ле-Дюк». Однако не стоит считать эти предметы копиями настоящих военных образцов прошлого. В них много фантазийного, придуманного, такого, какими представляли шпаги и мечи XV-XVII вв. мастера второй половины XIX века.

Следует отметить, что не всё средневековое оружие и амуниция стали образцами для «реплик» 19 века. В качестве ориентиров художники и кузнецы использовали, как правило, немецкие доспехи эпохи Максимилиана I Габсбурга, испанские шлемы и стилеты эпохи Великих географических открытий, итальянские шпаги – скьявоны или французские времён Людовика XIII - с объёмными гардами из множества переплетённых дужек, двуручные мечи – клейморы, саксонские и швейцарские кинжалы – гольбейны. Их подлинная, историческая форма переосмыслялась и перерабатывалась мастерами 19 века: вносились новые детали, изменялся декор; «рабочие» вещи, изначально предназначенные для ведения боя, охоты и самозащиты, тиражируясь в многочисленных «копиях», становились частью «средневековых» декораций богатых домов, и потому щедро украшались гравировкой, чеканкой и рельефным литьём.

Схожесть экземпляров в «стиле Виоле-ле-Дюк» с подлинным средневековым оружием сыграла злую шутку: некоторые дилеры частенько продают шпаги и кинжалы эпохи историзма под видом подлинных средневековых экземпляров (а это, конечно, обходится покупателям во много раз дороже); более того, во многих музеях предметы в «стиле Виолле-ле-Дюк» представлены как образцы XV -XVII веков. Мечи и шпаги эпохи историзма были последним напоминанием человечеству о том, что когда-то оружие могло быть предметом искусства наравне с живописью и скульптурой. Пройдёт всего несколько десятилетий, и грянет Первая мировая война: появление многозарядного автоматического оружия сведёт на нет существование сабель и тесаков, а «скьявоны» и «клейморы» в «стиле Виолле-ле-Дюк» останутся горьким воспоминанием об утраченной Belle Époque.

Екатерина Политова, салон военного антиквариата «Кирасир».

 

[1] Виолле-ле-Дюк Э.Э. Беседы об архитектуре, в 2 тт. / Пер. А. А. Сапожниковой под ред. А. Г. Габричевского. М.: Изд-во Всесоюзной академии архитектуры. 1937–1938 гг., Т.2.


Оружие

Яндекс.Метрика