32.jpg

Истоки европейского рукопашного боя

Средние Века и эпоха Возрождения в Европе представляли бесконечную вереницу жесточайших войн, феодальных усобиц, больших и малых восстаний. Главной формой тогдашних сражений являлся, как и в античной древности, ближний бой с использованием колющих, рубящих, режущих «инструментов». Появившиеся в XV веке ручные кулеврины, аркебузы и мушкеты долгое время не могли изменить эту особенность боевых действий. Они отличались медленным темпом ведения огня, малой дальностью поражения, ненадежностью. Поэтому умение владеть клинком являлось в те времена жизненно важным не только для профессиональных воинов, но и для любого взрослого мужчины. Ведь при осаде города или замка на их стены поднимались все, кто могли, иногда даже женщины и подростки. Проезжие дороги, окрестности селений и ночные улицы кишели разбойниками, «общаться»» с которыми без оружия в руках представлялось нецелесообразным. И дворяне, и обыкновенные бюргеры споры между собой очень часто решали на дуэлях. Наконец, обращение в суд тоже нередко заканчивалось так называемым судебным поединком, победитель в котором безоговорочно считался правым (господствовало мнение, что обязательно победит тот, на чьей стороне сам Господь Бог).

Казалось бы, при богатейшем арсенале холодного оружия и всеобщей вооруженности населения, любая боевая схватка должна была происходить исключительно как фехтовальный поединок. Однако в действительности дело выглядело иначе. Во-первых, противника поражали не только клинком, но и древком, рукояткой, обухом. Ими цепляли за шею или за ноги, били по голове и по рукам, наносили тычковые удары в лицо, горло, живот, пах. Во-вторых, действия оружием сочетали с применением второй руки (если она была свободна) и ног. Ногами проводили подножки, били по коленям, в живот. Безоружной рукой захватывали руку врага с оружием, а то и клинок, чтобы беспрепятственно нанести смертельный удар другой рукой, вооруженной.

В-третьих, в ближнем бою тех времен бойцы очень часто с фехтовального поединка переходили на рукопашный бой без оружия. При этом они в основном стремились свалить противника на землю, что имело не только тактическое значение (враг оказывался в невыгодном положении), но и психологическое (он ощущал свою беспомощность). Если поверженного неприятеля не хотели или не могли взять в плен, его тут же закалывали ударом кинжала в горло.

Переход с фехтования на рукопашную схватку является менее опасным предприятием, чем это кажется на первый взгляд. Дело в том, что копье, алебарда, рогатина, палица, меч, кистень, сабля, топор и прочие виды «длинного» оружия эффективны только в том случае, если дистанция между противниками позволяет их режущей, колющей либо ударной части двигаться по определенной траектории и с определенной скоростью. При плотном телесном контакте такая возможность исчезает.

Европейская техника рукопашного боя явилась итогом тысячелетней эстафеты поколений, начало которой приходится на Элладу и Рим. Когда основоположник европейского дзюдо, японский мастер Г. Коидзуми познакомился с приемами борьбы периода Возрождения, он недоуменно отметил: «В Европе XVI века знали джиу-джитсу!» Понятно, что японскому дзюдоисту любой прием рукопашного боя казался приемом джиу-джитсу, и больше ничем. Однако то, что он увидел на гравюрных листах старинных книг, не имело ни малейшего отношения к «утонченному искусству ловкости» японских самураев. Европейцы шестнадцатого столетия не то что о боевых искусствах японцев, но и о самой Японии не имели никакого представления. Профессор французского бокса «сават» Шарлемон даже заявили в начале нынешнего века, что это... приемы японского джиу-джитсу заимствованы у европейцев. А немецкий историк Мартин Фогт, работавший в те же годы в Мюнхенской библиотеке, обнаружил в старинных печатных и рукописных книгах сотни изображений приемов рукопашного боя. На их основе он издал книгу «Старое и новое искусство драки», в которой рядом с фотографиями приемов джиу-джитсу поместил рисунки аналогичных приемов использовавшихся в Европе около 500 лет назад. Своей книгой доктор Фогт убедительно доказал полную независимость европейских систем ближнего боя от азиатских...

Сегодня мы достаточно четко разделяем бой с оружием в руках (фехтование) и бой без оружия (рукопашную схватку). А вот в прошлом такого разграничения никто не делал. Рычаги на суставы, приемы обезоруживания, броски, подножки, являлись дополнением фехтования, были связаны с ним в единый комплекс. И обучали таким приемам те же самые люди, которые преподавали фехтование. Поначалу ими были ремесленники, делавшие оружие. Считалось, что хорошим оружейником может стать только тот, кто сам свободно владеет своими изделиями.

Спрос на подобное обучение стал особенно большим в эпоху Возрождения. Ведь умение постоять за себя являлось в те годы единственной гарантией личной безопасности. Закономерно, что именно тогда появились профессиональные учителя фехтования и борьбы, не имевшие уже никакого отношения к оружейному производству. Они открывали постоянные школы, либо странствовали из города в город, давая платные уроки всем желающим. В полном соответствии с цеховыми традициями профессионалы создавали собственные организации, так называемые «братства». Эти организации контролировали «рынок фехтовальных услуг» по всей Европе, от Португалии и Испании на юго-западе, до Великого княжества Литовского на северо-востоке.

О характере ближнего боя в Средние века мы можем судить только по отдельным изображениям, так как письменных источников той поры не сохранилось. Например, на одном из рыцарских гербов нарисованы двое бойцов в латах. Один замахнулся мечом, а второй — безоружный — захватил его ноги руками и готовится опрокинуть на спину. Рисунок показывает лишь начальную фазу этого приема (бросок захватом обеих ног спереди), но несомненно, что безоружный выиграл поединок. Иначе для данной сцены не нашлось бы места в гербовом поле. Другой рисунок демонстрирует схватку двух рыцарей, уже изломавших мечи и продолжающих бой на кинжалах. Пытаться пробить стальную броню кинжалом дело безнадежное. И вот один рыцарь, улучив момент, проводит бросок, захватив ногу противника правой рукой и толкая его в корпус левой. Цель ясна: сорвать с поверженного врага шлем и заколоть. Интересно то, что захват под колено выполняется рукой с кинжалом!

Разумеется, искусных бойцов, владевших разнообразной техникой ближнего боя (в том числе рукопашного) в Средние века насчитывалось немало. Но вот грамотные среди них составляли большую редкость. Может быть, кто-то из этих мастеров поведал свои боевые секреты грамотеям. Однако ни одна рукопись подобного содержания до нас не дошла. Два самых старых руководства по фехтованию и рукопашному бою датируются концом XVI века и, скорее всего, являлись ксилографами (ксилография — это такой способ печати, когда на деревянной доске вырезали сразу целую страницу текста вместе с рисунками). Один из этих трудов принадлежит перу мастера Отта, автором другого был Лихтенауэр, опубликовавший свое сочинение в 1388 году. Подлинники обеих книг не сохранились. Мы знаем их содержание по «Фехтовальной книге» Ганса Тальхоффера (1443 год), обстоятельно изложившего взгляды предшественников и перепечатавшего их иллюстрации. Данное обстоятельство наглядно свидетельствует о преимуществах книгопечатания. Отныне бесценный опыт мастеров клинка и голой руки сохранялся для последующих поколений не в устной традиции, и не в рукописях, существующих в единственных экземплярах, а в десятках книг, изданных типографским способом сотенными, даже тысячными тиражами.

Книга Тальхоффера не похожа на современные руководства. В ней, например, говорится о том, как выбрать для поединка наиболее подходящий день и час, с учетом расположения звезд и других мистических факторов. А также о том, как правильно вызвать соперника на бой. И еще о том, по каким признакам можно определить действительно сведущего учителя боевого искусства — такого, как автор. Иллюстрации для своей книги Тальхоффер взял у Лихтенауэра, Отта и у кого-то еще. Одни из них представляют четкие гравюры, выполненные с подлинным знанием дела, другие довольно примитивны. Например, художник порой «сгибает» руки своим персонажам в тех местах, где нет никаких суставов.

В первом разделе книги наглядно изображен весь ритуал рыцарского поединка. В том числе такие «подготовительные моменты», как посещение бани накануне боя, услаждение слуха рыцаря музыкой, коленопреклоненная молитва на щите и мече, напутствие священника, выход в полном вооружении на специальную арену, огражденную деревянным барьером. И сам поединок, завершающийся задней подножкой и добиванием упавшего соперника, с которого сорван шлем, кинжалом в горло. В других главах показаны поединки соперников, вооруженных короткими булавами и щитами с остриями и крючьями, конные на копьях, бой двуручными мечами в «полторы руки», бой на кинжалах.

В каждой из этих глав непременно встречаешь отдельные приемы рукопашного поединка, но используемые при фехтовании, такие, как захваты, броски, удары ногой, подножки, выкручивание рук. Обширный раздел боя на кинжалах вообще в значительной степени состоит из болевых приемов обезоруживания. Интересно, что при этом нередко показывается использование клинка в качестве рычага (подобно тому, как в современном джиу-джитсу используют для обезоруживания противника короткую палку).

Извечная альтернатива — «удар или прием»— в книге Тальхоффера решается ясно в пользу последнего. В ней нет ни одного упоминания об ударах руками, а удары ногами показаны весьма ограничено. Видимо, это связано с тем, что, в отличие от борцовских приемов, которым надо обучать специально, удары кулаком являются почти инстинктивным действием, с детства знакомым каждому мужчине. Рациональная боксерская техника, которой тоже, как и приемам борьбы, надо учить, тогда еще не существовала. Каждый бил так, как ему подсказывал собственный опыт. Кроме того, против рыцаря в доспехах удары кулаком абсолютно бесполезны, в отличие от бросков и болевых выкручиваний суставов. Что касается ударов ногами, то они, скорее всего, тоже, считались достаточно простыми боевыми действиями, обучать которым нет нужды. В «Фехтовальной книге» они показаны не как самостоятельные приемы, а в качестве дополнений отдельных фехтовальных, например, для освобождения меча, захваченного противником.

Очень интересен для нас раздел «Борцовское искусство мастера Отта». Как и любой другой мастер тех времен, Отт несомненно являлся хорошим фехтовальщиком. Однако похоже на то, что наиболее искусным он слыл всё же в борьбе без оружия. Техника борьбы была тогда очень жесткой. По существу, любой ее прием мог использоваться как в состязаниях, так и в бою. Наибольшей популярностью борьба пользовалась у горожан, особенно немецких. Состязание бюргеров включали в себя фехтование на различных видах оружия, стрельбу из лука, метание камней, бег по пересеченной местности, прыжки через препятствия и конечно же, борьбу! Правила состязательной борьбы определялись характером реального боя. Так, упавший на землю всегда признавался побежденным. Победителем считали того, кто бросал противника на землю, причем не обязательно на лопатки, или болевым приемом заставлял его отказаться от продолжения схватки. Борьба в партере исключалась, зато допускались удары руками и ногами, в том числе по суставам. Словом, разрешались те же приемы, что и в фехтовальном поединке.

В «Фехтовальной книге» Тальхоффера имеются 35 листов гравюр, показывающих технику исполнения болевых приемов, бросков, а также защит от тех и других. Болевые приемы представлены там четырьмя вариантами на суставы рук. Это рычаг кисти путем зажимания ее в своем локтевом сгибе; загиб руки за спину; выворачивание предплечья во внешнюю сторону в захвате «узлом». И еще рычаг локтя вверх в нескольких разновидностях: на своей руке, на плече, при захвате руки противника подмышку. Что касается бросков, то, прежде всего, это задняя и передняя подножки. Затем два варианта «мельницы», различающиеся типом захвата и положением тела противника на плечах у того, кто проводит прием. Показаны также броски с захватом руками одной ногой противника, «мельница» с колена, удушения локтевым сгибом со сваливанием на землю. Есть бросок назад через себя, с упором ногой в пах противника, а также упоминавшийся выше бросок захватом за обе ноги спереди. Среди освобождений от захватов имеется такой, как упор ладонью в подбородок.

Некоторые приемы выделяются своей экзотичностью. Например, бросок, для выполнения которого надо просунуть голову между ног соперника таким образом, чтобы он «оседлал» шею и, захватив руками обе его лодыжки, поднять его на шее вверх и бросить вниз головой по собственной спине! Или присесть, обхватить противника руками за бедра, а потом встать во весь рост, держа его на весу и бросить спиной на землю. Оба приема требуют большой физической силы и опасны для исполнителя. При желании, можно найти недочеты и в других приемах. Так, не всегда целесообразны используемые захваты. Еще не найдены наиболее рациональные варианты болевых рычагов на суставы. По сравнению с современным, техническим уровнем борьбы многое кажется просто наивным.

Однако все то, что изображено и описано в книге Тальхоффера, отнюдь не выдумка праздного ума. Она точно отражает технику борьбы, которой действительно пользовались в ту эпоху. Единственное, чем тогда располагали. И хотя в старой технике было много изъянов (по крайней мере, с нынешней точки зрения), вряд ли они катастрофически сказывались на результатах. При достаточной ловкости, быстроте и внезапности можно успешно использовать любой, в том числе не самый удачный прием.

В современных поединках, как спортивных, так и боевых, тоже далеко не всегда удается сделать все, как надо, а прием, тем не менее, получается. Во всяком случае, даже этот — самый первый по времени появления — комплекс европейских приемов рукопашного боя мало чем уступает тем приемам джиу-джитсу, с которыми познакомили европейцев японские мастера на рубеже XIX — XX веков.

Дальнейшее совершенствование европейской техники боя без оружия происходило очень быстро. Это хорошо известно благодаря многочисленным печатным трудам учителей фехтования и борьбы. Тот же Тальхоффер в 1459 году опубликовал вторую, а в 1467 году третью свою работу. 25-летний опыт, накопленный им за время после выхода в свет первой книги, серьезно обогатил его арсенал приемов. В 1511 году ГаиЮ Вурм из баварского города Ландегут издал книгу «Борьба», в которой фехтовальный бой вообще ие упоминался. В 1539 году Фабиан фон Ауэрсвальд выпустил свою знаменитую книгу «Искусство борьбы. 85 приемов». И пошло-поехало. Появились сочинения Ганса Лебкоммера, Пауля Маира, Йоахима Майера, Камилло Агриппы, Андреаса Пауэрфайндта, Николаса Петера, великого Альбрехта Дюрера и многих, многих других, нет им числа...


Общие вопросы

Яндекс.Метрика