gg1.jpg

Бой в замедленном темпе

 

Как быстрые движения учат нас замедляться

 

Один из самых продолжительных споров в области боевых искусств (вышедших за пределы форумов, посвященных боевым искусствам эпохе Ренессанса) касается вопроса выполнения приемов в замедленном темпе на этапе обучения искусству боя. Поскольку возрождение боевых искусств Европы времен Ренессанса еще молодо, а реконструкторы часто изолированы друг от друга, этот вопрос важен. Ведь он напрямую касается того, как лучше изучать давно забытое искусство, не сохранившее живой преемственности мастеров и школ.

Мир вокруг дает нам множество способов изучения новых навыков, но какой из них лучше подходит для наших целей? Многие используют обычную и понятную точку зрения: нужно начинать с медленных движений и постепенно ускоряться. Такой подход работает в изучении различных навыков, например, вождения автомобиля. Проблема в том, что когда дело доходит до боя, такое поведение дает обратный результат. По моему опыту бойца и учителя, новички не должны начинать с медленного темпа и учиться двигаться быстрее, они должны начинать с высокой скорости и учиться замедляться.

И вот почему. Первый этап научного метода требует от нас сперва определить проблему. Большинство аргументов вертятся вокруг простого, кажется, вопроса: как лучше всего изучить биомеханику мощного, быстрого движения? В конечном счете, все это вопрос биомеханики. Мы пытаемся обучить свои тела двигаться определенным образом при определенных условиях сопротивления. Цель проста — эффективно приложить силу к противнику, тогда как условия комплексные — он пытается сделать то же с тобой. Последствия провала в реальности — смерть или тяжелое ранение, поэтому очевидно, что скорость является чрезвычайно важным фактором в решении этой «проблемы». Итак, как пройти весь путь с начала? Сначала разберем противоположный путь.

 

Как уже было сказано, начинать с низкой скорости кажется многим логичным. Когда мы учимся водить машину, мы не выскакиваем сразу на трассу и не выжимаем 75 миль в час. Мы начинаем тренироваться на парковке или в тихом дворе, постепенно выезжая на улицы с нормальным движением. Когда я впервые взял в руки гитару и попытался сыграть на ней, я вовсе не зарубал на ней как Эдди Ван Хален, в надежде что мои редкие аккорды начнут звучать гармоничнее, если я буду продолжать так достаточно долго. Я начал с простых фраз и гамм. Начинать с медленного и наращивать скорость - это приемлемый способ обучения многим физическим навыкам, которые потом выполняются очень быстро. Однако, это вовсе не значит, что все навыки следует изучать таким образом.

Превосходство результативности над формой в изучении боевых искусств Ренессанса

Джон Клеменс

Вот простой вопрос: что самое главное в изучении MARE сегодня?

Занимаясь этим ремеслом профессионально с 2001 года, я давно пришел к выводу, что оно заключается не в знании приемов, не в определенных техниках и действиях, соответствующих источникам. Оно заключается не в защите от атак и даже не в нанесении сильных ударов. Скорее речь идет о том, чтобы задать себе вопрос: когда вы сражаетесь, похоже ли это на иллюстрации в трактатах?

То есть, когда вы выполняете боевые приемы, принимаете ли ваше тело и тело вашего противника те же положения, что и на рисунках? Чтобы это было так - без позирования или вялой имитации навроде танца - придется выполнить прием быстро и энергично. Другими словами, шагать, вращаться, бить и защищаться с должной энергией - силой, необходимой для защиты от насилия.

Но эта сила не проявится без правильной биомеханики. Итак, мы говорим на самом деле об использовании должных форм. Но вы, боец, не можете принять эту форму, если не выполняете прием с требуемой скоростью и силой. Для того чтобы принять должную форму, ты должен понимать смысл того, что делаешь, а смысл становится понятен только когда делаешь это с брутальной силой. Это вопрос насильственного физического действия, выполненного через эффективное скоординированное движение. Так что нет никаких оправданий тому, кто не выполняет упражнения со скоростью и силой.

Очевидный контраргумент: чтобы научиться, сперва надо делать все медленно. Но на практике это служит оправданием для печально известных замедленных направлений, которые не выдерживают конкуренции с реальной физикой, реальным насилием или реальным соперником, не желающим поддаваться. При изучении боевых искусств Ренессанса такой подход позволяет создавать всевозможные ущербные и ложные интерпретации, которые невозможно проверить.

Когда я обучаю нового ученика, я показываю движение с полной скоростью и силой, чтобы задать ориентир: вот как это делается, вот каким будет движение и действие, когда в них вложена настоящая сила. "Как это делается?" задают мне вопрос. "Давайте я покажу медленно". И тогда, когда они начинают тренироваться, я могу исправить их форму - поправить положение рук и ног, изменить положение, позу, хват и пр. Тогда они сразу начинают выполнять действие жестче, быстрее и сильнее.

Потому что только благодаря таким упражнениям они поймут и оценят смысл этих действий. Я не уверен в существовании неких идеальных "форм" или некой прописанной эстетики, но убежден в существовании должного смысла движения. Я говорю им наносить удары по воздуху или в мишень, снова и снова, сильнее и быстрее, останавливая только для того, чтобы поправить. Я исправляю их позы, заставляю слегка замедлиться, чтобы увидеть, что они поняли, повторяю процесс при необходимости, пока действие не заработает с оптимальной силой. Я постоянно объясняю, показываю и отвечаю на вопросы.

Когда я тренируюсь самостоятельно, я иногда выполняю некоторые движения медленно, именно потому, что форма движения у меня уже есть и я знаю, как их выполнять на полной скорости и силе. Поэтому я могу позволить себе повторить движение медленно и понарошку, именно благодаря тому, что точно знаю, что я делаю, и регулярно отрабатываю это движение с должным намерением.

Трюизм самозащиты в том, что почти невозможно выдать с нуля необходимую для эффективного удара интенсивность, если человек не привык отрабатывать удар с высокой степенью брутальности. Еще раз отсылаю вас к мудрости мастера Джорджа Сильвера, высказанной им в 1599 году, когда он критиковал учителей, чьи приемы работали только в классных комнатах, но были бесполезны в серьезной драке или поединке: "Никакой бой нельзя счесть идеальным, если он происходит без силы и истинной скорости".

Это высказывание не менее верно сейчас, чем тогда. Цитируя Арчибальда Макларена, автора руководства по сабельному бою 1864 года: "Отличное владение любым оружием достигается только повторением движений с другим оружием, повторяющим его во всех существенных деталях, и которое позволяет бойцам двигаться с полной свободой и силой без риска ранения". И снова главенство смысла над формой. Тренируйся так, будто твоей жизни действительно что-то угрожает. Никто не сражается за свою жизнь медленно и слабо, если под угрозой его жизнь.

Причина, по которой я считаю, что этот способ обучения не подходит для боя, в следующем: навыки вроде вождения или музицирования не похожи на бой по одной важной причине - скорость. Навыки вождения и игры на музыкальном инструменте по своей природе используются с разной скоростью. Будь я в Форде модели Т или в Бугатти Вейрон, я все равно могу проехать тысячи миль. Песня Джима Тейлора Fire & Rain и Eruption Ван Халена обе воздействуют на эмоции людей. Даже начинающий может добиться реального результата, если медленно доедет до магазина за углом или сыграет собачий вальс. Однако, сражаться за свою жизнь можно только на скорости, и как можно быстрее. Медленный бой и не бой вовсе. Это казнь. Бой — это хайвэй, рок-н-ролл, без передышки. Подход к обучению должен быть другим, потому что быть «Джеймсом Тейлором боевых искусств» просто невозможно, когда кто-то пытается тебя убить. Самозащита по своей природе — это навык, который может пригодиться тебе после первого же урока, будь ты в Гейдельберге 1389 года или в Нью-Йорке 2012. Если цель обучения музыке — играть песни как можно быстрее, то цель обучения боевым искусствам — как можно быстрее выйти из боя победителем, а методы обучения соответствуют минимальным требованиям для достижения этой цели.

Прежде чем я продолжу, позвольте определить, что я имею в виду под «скоростью и силой» на практике. Есть большая разница между ленивыми шагами и таранной скоростью, и я не призываю вас менять одну крайность на другую. Только из-за того, что в бою нет тихого двора, не значит, что вы должны сразу бросаться на крайнюю левую полосу и выжимать 90 миль. Вы можете начать на правой полосе и ехать со скоростью 45 миль в час, хорошо понимая, как управлять машиной, а затем прибавить скорость. Но езда со скоростью 5 миль на средней полосе не научит вас избегать опасности езды с 60 м/ч. Важно тренироваться на той скорости, которую вы можете контролировать, не падая на пол и не разворачивая свое тело из-за инерции, но достаточно быстро, чтобы ваши действия стали пружинистыми, а для остановки требовалось усилие.

В тренировочной программе ARMA у нас есть неформальная шкала, которая применяется сколько я тренируюсь и обучаю: четверть скорости, половина, три четверти и с намерением. Четверть скорости — это достаточно быстро, чтобы внимательно изучить действия и движения. Половина похожа на нее, но на ней уже можно слегка ощутить суть движения. Три четверти более или менее равны езде на 45 м/ч по хайвэю, когда для понимания действия вам уже приходится иметь дело с его последствиями. Наконец, действие с намерением — это значит нападать как в реальном бою, с необходимой силой и контролем удара, за исключением урона. Опыт доказал, что 3/4 скорости — это идеальный вариант для развития правильной механики на ранних стадиях обучения, а остальные стадии остаются для более позднего использования. Замедляться нужно только для первого показа и объяснения приема, а не для отработки. Существенная проблема в занятиях боевыми искусствами медленно состоит в том, что без правильной системы координат механика движения не сможет точно предсказать, куда будет двигаться ваше тело при большом ускорении. Масса вашего тела, конечностей и оружия движется по-разному и с разной скоростью. Когда вы движетесь медленно и без силы, одна нога всегда сохраняет контакт с землей, а оружие или части тела, которые наносят удар, больше «залипают» в положении обоюдного равновесия. С ускорением в ¾ конечности больше вытягиваются, центр масс смещается дальше, обе ноги могут отрываться от земли, а противодействующие силы чаще всего не равны, отдача больше, что требует больших усилий для сохранения контроля или смены направления. Тело каждого человека движется по-разному в ответ на эти силы в зависимости от их пропорций — крепкое, массивное тело может развить ту же силу при меньшем натяжении и скорости, чем легкое, поджарое тело, но жертвует те самым дистанцией и временем. Атлетика — это неотъемлемый компонент боевых искусств, и только двигаясь атлетически, вы можете почувствовать заложенную в движения физику. То же верно и для элемента восприятия, ведь замечать и реагировать на угрозу приходится мгновенно.

Многие возразят, что хороший тренер показывает движения в замедленном темпе, и это правда. Снижение скорости, чтобы глаз мог уследить за деталями, необходимо для хорошего обучения. Однако, если вы обратите внимание на манеру обучения Джона Клеменса, Аарона Пиненберга или других опытных студентов вроде меня, вы заметите, что даже когда мы показываем прием медленно, мы движемся почти точно так же, как и на высокой скорости. Наши тела, ноги, руки, оружие сохраняют точно то же положение и расстояние до противника. Попросите новичка показать прием быстро и медленно, и вы сразу увидите разницу. Почему? Потому что опытный боец развивает точный ментальный шаблон движения. Проще говоря, есть правильный и неправильный способы упражнения, и требуется опыт, чтобы распознать их.

Единственный смысл исполнения приема замедленно — имитация скоростного движения в условиях противодействия. Если ваши движения вялые, руки и ноги не вытягиваются, мускулатура не напрягается, значит, вы движетесь не правильно. Чтобы сымитировать движение собственного тела на скорости, вам сперва надо получить этот опыт. Не менее важно то, что единственный способ контроля и воздействия на противника, действующего на предельной скорости, это опять же знать, как это происходит на высокой скорости. Единственный способ развития точного восприятия собственной массы и скорости — это двигаться быстро и учиться наблюдать и анализировать свои действия в этот момент. Эта способность замечать, что ты делаешь, есть единственный и наиважнейший инструмент обучения, который у нас имеется, но, как и само движение, он требует практики.

В начале не так уж важно, двигаетесь ли вы идеально правильно или нет. Суть в том, что вы тренируете свой мозг, настраиваете его на то, что происходит, когда вы двигаетесь таким образом, чтобы потом смочь восстановить условия для позднейших экспериментов. Как только вы достигли этого понимания, становится много легче изменять движение, прокручивать его в голове и ускорять или замедлять исполнение по необходимости, потому что теперь вам известна ситуация. Если вы сначала не поймете все обстоятельства действия, то вы почти наверняка будете опираться на ложное допущение, исправить которое потом будет значительно труднее.

Следующий логический вопрос: если я двигаюсь не правильно с самого начала, разве я не приобрету дурную привычку, от которой мне придется избавляться позже? Из своего 10-летнего опыта и опыта многих моих учителей и уважаемых коллег я могу уверенно утверждать, что ответ "нет". Большинство авторитетных исследований утверждает, что для выработки мускульной привычки требуется минимум 1000 повторений. Даже самые тонкие фехтовальные действия производятся при согласовании скорости, силы и уверенности (или, словами Мастера Фиоре, audacia), но поскольку большая часть боя далека от тонкости, то важнее всего для новичка приучить тело и разум действовать на пределе возможностей. Выполняя сольные упражнения, парные отработки и участвуя в спаррингах с опытными бойцами на почти реальных скоростях, вы быстро заставляете свой мозг привыкнуть к требованиям условий боя, еще до того, как тело успело адаптироваться. Это серьезно увеличит вашу способность распознавать, контролировать и улучшать свои движения. Вам не потребуются годы упражнений (в противовес почерпнутому из поп-культуры представлению о "традиционных" азиатских единоборствах). Несколько недель серьезной работы быстро создадут в мозгу траектории, но даже если вы занимаетесь несколько лет, этот навык следует обновлять часто и постоянно.

Должно быть понятно, что я не утверждаю, что нельзя никогда упражняться в замедленном темпе. Иногда это единственный способ разделить движения на составляющие, чтобы понять его. Но важно понимать, что без действенной биомеханики все, что работало в замедленной скорости, окажется внезапно бесполезным на полной скорости - когда рядом не будет ассистента, готового поддаваться. Изучив сначала, как действовать на высокой скорости, вы придадите своим упражнениям на низкой скорости больше смысла, увеличив точность имитации движения. Большая точность порождает большую слаженность результата, когда вы интерпретируете трактаты в темпе разной интенсивности. Другими словами, начиная с высокой скорости, вы закладываете фундамент для моста от искусства к науке защиты.

 

Перевод: Георгий Голованов,  ARMA St. Petersburg

Оригинал взят с сайта ARMA и публикуется с разрешения автора.

 

 


Общие вопросы

Яндекс.Метрика